КОЛДУНЬЯ.

 

Музыкальный спектакль-драма. Сказка о любви, предательстве, немного о колдовстве..

 

Автор – Эвелина Пиженко.

 

Небольшой экскурс: обманутая своим женихом Алёна волей судьбы оказывается у лесной колдуньи Вереи. Там же у Алёны рождается дочь, но матери не суждено увидеть своё дитя. Верея утверждает, что девочка родилась мёртвой. Старая ведьма и сама на пороге смерти. Чтобы избавить себя от неминуемых мук, Верея обманом передаёт Алёне свой колдовской дар. Хозяйка леса, Власта, открывает Алёне тайну: став колдуньей, Алёна должна творить зло, иначе её жизненные силы рано угаснут.

Ровно через семнадцать лет в одном из близлежащих селений разыгрывается драма. Молодой купец Елизар, вопреки воле почившего отца, отвергает просватанную ему ещё в младенчестве Дарину, дочь богатого куаца Любима. Елизар собирается жениться на простой девушке Ладе, которую искренне любит. Привыкшая получать своё Дарина не питает к Елизару больших чувств, однако она оскорблена его выбором.  Её отец Любим тоже не может простить Елизару отказ жениться на его дочери и решает устроить суд. Верховный судья, Старец Еремей, выносит вердикт: поправший отцовский уговор Елизар должен покинуть навсегда родные места. Однако, мать его любимой Лады принародно произносит неожиданное и страшное признание…

Ставшая колдуньей Алёна получает вести из своего родного селения. Люди требуют её к себе, и, несмотря на опасность, Алёна приходит на людской суд… Чем обернётся встреча с прошлым не только ей, но и другим героям, какие раскроются тайны, узнают зрители, если вы поставите этот спектакль.

 

К сценарию прилагается профессионально написанное музыкальное сопровождение: 3 студийных песни, вокализ, инструментальные композиции. Добавив костюмы, декорации, игру актёров, в итоге вы получите прекрасное дополнение к вашему репертуару в виде спектакля «Колдунья».

 

Спектакль состоит из 7 действий.

Продолжительность спектакля – 90 мин.

Сценарий предполагает хореографические вставки, а так же световые эффекты.

 

Предупреждение: использование данного материала (части материала) в собственных постановках, текстах, других работах без согласия автора является нарушением авторских прав.

 

Действующие лица:

 

АЛЁНА, ОНА ЖЕ КОЛДУНЬЯ – 17, затем 34 лет. В первом действии – молодая девушка, удручённая горем. В следующих действиях – колдунья, прячущая под старушечьими тёмными одеждами природную красоту и внешнюю молодость.

ВЕРЕЯ – старая колдунья, 60 лет. Появляется только в 1-ом действии.

ЛЮБИМ – бывший жених Алёны, 35 лет. Мужчина в расцвете сил, красавец. Богатый вдовый купец. Суров, бескомпромиссен. Очень любит свою дочь Дарину, которую считает единственной.

ЛАДА – внебрачная дочь Алёны и Любима, 17 лет. Своими родителями считает кормилицу Меланию и конюха Авдея. Хороша собой, скромна. Живёт и работает при доме Любима, дружит с Дариной. Влюблена в Елизара.

ДАРИНА – дочь Любима, 17 лет. Считается единственной. Красива, заносчива, избалована. Привыкла во всём быть победительницей. Считается просватанной невестой Елизара. 

ЕЛИЗАР – молодой купец, 18 лет. Хорош собой, честен, знает купеческое дело. Вхож в дом Любима, считает его своим наставником. Просватанный родителями жених Дарины. На самом деле любит Ладу.

НАСТАСЬЯ – подружка Дарины, 17 лет. Хорошенькая девушка, первая советчица Дарины. Немного завидует богатству подруги.

МЕЛАНЬЯ – приёмная мать Лады, 40 лет. Кормилица и нянька Дарины. Завистлива, корыстна, лицемерна. Приходится старшей сестрой Алёне.

АВДЕЙ – приёмный отец Лады, 45 лет. Муж Мелании Конюх при дворе Любима. Угрюм, немногословен. В душе совестлив, однако, полностью подчинён жене.

ВАСИЛИСА – мать Елизара, 35 лет. Строгая, своевольная, справедливая. Не из пугливых. Недолюбливает Любима, поэтому поддерживает сына в его выборе.

ЕРЕМЕЙ – Старец, 70 лет. Имеет статус старосты села, судьи «от народа». Уважаем, строг, суров. Его слово имеет силу закона и нарушено быть не может.

ВЛАСТА – хозяйка леса, мифологический персонаж. На вид 25 лет. Является не всем, лишь тем, кто наделён особым даром.

ФАТЬЯН – брат Настасьи, 18 лет. Влюблён в Дарину. Проходной персонаж.

НЕВЕСТА – девушка в подвенечном наряде, подружка Дарины и Лады, 17 лет. Появляется только в одном действии. Персонаж без слов.

ДЕВУШКИ, ПАРНИ (массовка).

 

ДЕЙСТВИЕ 1.

 

Сцена представляет собой лесную чащу, в которой стоит небольшая избушка. Это – жилище старой колдуньи Вереи. На противоположной стороне сцены – имитация поляны, освещённой луной. Ночь. Слышится негромкая музыка. Пенье птиц. На краю сцены – на поляне – появляется Алёна. Она идёт неторопливо в луче лунного света, озирается по сторонам, смотрит вниз, на растения. Что-то замечает, снимает с головы платок, стелет его на землю, осторожно собирает какие-то травы, складывает в платок. Затем завязывает края, так же неторопливо встаёт, приближается к избушке. Из избушки появляется Верея. Она опирается на клюку, видно, что слаба, нетвёрдо стоит на ногах.

 

ВЕРЕЯ (недовольно). Явилась! Куда ходила посреди ночи?

АЛЁНА. Не ругайся, бабушка. Ходила на могилку доченьки своей. Смотрела, как багровый куст расцветает, будто сердце моё окровавленное.

ВЕРЕЯ. Говорила я тебе, не ходи туда часто! В лесу и днём заплутать можно… А ты ночью пошла!

АЛЁНА. Скоро год, как живу я у тебя, все места заповедные изучила. Всё представить хочу, какая она была, доченька моя... (Подходит ближе, говорит с мольбой). Неужто совсем не помнишь, бабушка?

ВЕРЕЯ (говорит сдержанно, нехотя). Ночью ты её родила. А я к ночи слепну... (Со злостью стучит о землю клюкой). И не спрашивай меня более, не пытай!

АЛЁНА. Я бы не пытала… Да сердцу горько! Ведь не видела я дитятко своё, ни живое, ни мёртвое! На руках не держала, не баюкала!.. Ночью проснусь – всё кажется, что плачет где-то!

ВЕРЕЯ. Сказано тебе – мёртвое дитя ты родила! И сама в бреду была почитай половину лунного месяца. Лучше бы мне в ноги поклонилась за то, что выходила я тебя, девку глупую. Смертушка-то и за тобой в ту ночь приходила!

АЛЁНА (низко кланяется). Спасибо, бабушка! Дважды ты меня от смерти спасала! Год назад из реки вытащила, у себя приютила… Этой весной дитя новорожденное приняла да схоронила… Меня от жара огненного вылечила! Век не забуду доброты твоей! Да только зря ты силы на меня тратила. Не мила мне жизнь на этом свете!

ВЕРЕЯ. Неужто всё тоскуешь за любимым своим?

АЛЁНА. Тоскую, бабушка!..  

ВЕРЕЯ. Глупая ты девка! Опозорил он тебя, погубил! Тебе проклинать его надобно!

АЛЁНА. Проклинала! Да не выходят у меня проклятия!.. Люблю его до сих пор. (Кидается на колени перед Вереей). Дай мне зелья, бабушка!.. Такого, чтобы забыла я его, из души вырвала!

ВЕРЕЯ. Что тебе отворотное зелье? Остудит сердце, и всё!

АЛЁНА. А мне больше ничего и не надобно!

ВЕРЕЯ. Душа твоя успокоится только тогда, когда за обиду ему отомстишь!

АЛЁНА. Как же отомщу я, коли здесь теперь мой дом, в лесу? Нет мне назад дороги, некуда возвращаться сироте бедной, опозоренной! Да и утопленницей меня считают в родных краях!

ВЕРЕЯ (пошатывается, невольно садится на пенёк). Погоди… Помолчи!.. Видишь, совсем слаба я стала. Знать, дни мои сочтены!..

АЛЁНА (перебивает). Не говори так, бабушка! Не пугай! Никого у меня нет на этом свете, кроме тебя!

ВЕРЕЯ (протягивает руки к узелку Алёны, как будто ощупывает на расстоянии). Что там, в узелке принесла? Покажи!

АЛЁНА. (Развязывает платок, показывает Верее цветы синего цвета). Цветки сорвала… Вчера ещё их не было, а сегодня в полночь появились. Может, они целебные?

ВЕРЕЯ (вначале отшатывается, пытается закрыться рукой. Затем опускает руку, говорит зловеще, с обидой). А!.. Вот и он!.. Зацвёл, «ведьмин палач»!

АЛЁНА. Что это за цветок, бабушка?

ВЕРЕЯ. Редко он из земли показывается, а коли уж зацвёл, то дело верное: где-то ведьме умирать… Вот и моя очередь подошла! Который день чую… Тяжко мне!.. С каждым часом всё тяжелее! Помоги мне, Алёна!.. Тогда и отомстить за себя сумеешь!..

АЛЁНА (не понимает). О чём ты, бабушка?!

ВЕРЕЯ. Смерть моя приходит! (В изнеможении совсем опускается на землю). Внутри всё огнём горит!.. Кости мои жерновами перемалывает!.. (Говорит загробным голосом). Дай руку, Алёна!.. (Алёна пытается протянуть руку, но в последний момент испуганно  отдёргивает). Дай, не бойся!.. Дай!.. (Голос Вереи звучит эхом, властно). Дай руку!..

 

Алёна робко протягивает руку, Верея хватает её, сжимает в ладонях. Верею начинает трясти, слышится волчий вой. Внезапно раздаётся гром, сверкает молния. На мгновение гаснет свет. Когда он загорается, Вереи на сцене уже нет. Алёна одна, испуганно озирается.

 

АЛЁНА. Бабушка!.. Где ты?.. Бабушка!

 

Алёна оглядывается по сторонам. Слышен щебет птиц, сквозь который явно проступают голоса: «Умерла!.. Умерла!.. Верея умерла!». Алёна догадывается, что теперь понимает речь зверей и птиц. Она как будто другими глазами смотрит вокруг, чувствует новую силу, своё новое состояние. Алёна замечает на земле платок, которым обычно покрывала голову Верея. Поднимает платок, разглядывает. Затем вновь озирается по сторонам.

 

АЛЁНА. Чудно!.. как будто неведомая сила в меня влилась!.. Что это?.. Лес красками заиграл?.. Раньше просто зелёным был, а сейчас многоцветье появилось! Птицы щебечут… да нет же! Они разговаривают!.. Деревья шелестят… Нет! Не шелестят! Голосом человечьим шепчут!..

 

Смотрит на свои ладони, воздевает их к небу – слышится раскат грома. Алёна испуганно прижимает руки к груди. Затем вновь робко взмахивает одной рукой – слышен шум дождя. Взмахивает другой – шум прекращается. Алёна делает ещё несколько движений – сверкает молния, звучит новый раскат грома. Неожиданно гаснет свет, через несколько мгновений зажигается. На сцене – Власта.

 

ВЛАСТА. Ну, здравствуй, Алёна!

АЛЁНА. Кто ты?.. Не видела я тебя раньше!

ВЛАСТА. Не каждый меня видеть может! Только тот, кто даром особым обладает!

АЛЁНА. Нет у меня никакого дара! И не было никогда!

ВЛАСТА. Раньше не было! А теперь есть! Передала тебе Верея силу свою колдовскую! Вот ты меня и увидела.

АЛЁНА. Не передавала мне ничего бабушка Верея! Просила за руку подержать… Муки смертные её одолевали! (Оглядывается). Да только пропала куда-то!

ВЛАСТА. Ушла Верея туда, откуда не возвращаются. Повезло ей, легко ушла!

АЛЁНА. Как это?

ВЛАСТА. Страшные муки принимает ведьма в смертный час. Сила чёрная изнутри её ест, огнём неугасимым сжигает, острыми иглами вонзается в плоть! Долго мучается ведьма, до тех пор, пока не передаст живой душе свой дар колдовской! А, уж, если передаст, тут же в прах рассыпается.

АЛЁНА (смотрит на свои руки). Так вот оно что!

ВЛАСТА. Многое тебе теперь откроется, Алёна! Судьбы людские будут в твоих руках! Или не рада?

АЛЁНА. Не просила я Верею о такой милости!.. Не нужна мне эта сила колдовская… Пусть забирает её назад!

ВЛАСТА. Поздно! Жить тебе теперь с этой силой до скончания веку. Только помни, Алёна! Каждое зло, тобой совершённое, силу чёрную крепче сделает. И, чем крепче сила, тем дольше жизнь твоя на этом свете.

АЛЁНА. А, ежели, не буду я колдовства вершить?!

ВЛАСТА. Тогда силы жизненные быстро иссякнут. Умрёшь рано! Колдовство ведьму питает.  

АЛЁНА. Лучше умереть! Не мила мне жизнь на этом свете.

ВЛАСТА. Это ты сейчас так говоришь. Вот погоди… Разок попробуешь, почувствуешь власть над людьми, всё по-другому станет.

АЛЁНА. Да откуда тебе всё ведомо?! Кто ты? Не похожа ты на здешних молодиц!

ВЛАСТА (раскатисто смеётся). Не похожа, говоришь? Так я и не простая молодица!  Я – Власта! Властительница лесная! И этот лес, и всё, что в лесу водится, всё у меня под приглядом.

АЛЁНА. Не слыхала я о тебе… И бабушка Верея не сказывала!

ВЛАСТА. Верея тебе много чего не сказывала. Обманула она тебя, Алёна!

Не по доброте из омута вытащила, не из жалости выходила. Знала Верея, что век её на исходе. Нужна ей была душа живая, чтобы муки в смертный час облегчить. Вот и ушла без мук, а тебя колдовским умением наградила. Отныне нет тебе другого дома, кроме чащи лесной.

АЛЁНА. Вот уж год, как нет у меня другого дома. Всё в прошлом… Всё, что было дорого, унесла я с собой.  

ВЛАСТА (насмешливо). Много ли унесла, Алёна?

АЛЁНА. Мало!.. И много!.. Обиду горькую… Любовь поруганную… Дитя, в любви зачатое… Да ещё рубаху шёлковую, что сшила я к свадьбе своему жениху.

ВЛАСТА. Выходит не состоялась ваша свадьба?

АЛЁНА. Уж, и день был назначен! Да уехал Любим в поездку дальнюю. Перед расставанием слова ласковые говорил!.. Женой называл… Поверила я ему! Как уехал, ждала честно… На исходе второго месяца догадалась, что дитя ношу под сердцем! Думала, вернётся Любим, обрадуется! Все глаза проглядела! Вернулся он… Да не один, а с женой венчанной!.. А мне, как увидел, только слова страшные сказал!.. До сих пор их слышу!..

ВЛАСТА. Что же за слова такие?

АЛЁНА.  «Лучше бы ты, говорит, в реке утонула!». В голове у меня помутилось! Бросилась я домой, схватила его рубаху, да вместе с ней в омут кинулась! Только не приняла меня вода… Выбросила волной на другой берег. Так и очутилась я у Вереи. Дитя ждала, как утешения… Только мёртвой родилась доченька моя! Завернула её Верея в рубаху ту, да похоронила под багровым кустом! Всё, что осталось от счастья моего короткого, в той могиле лежит.

ВЛАСТА. Нравишься ты мне, Алёна. Нет в тебе злобы людской. Дам я тебе утешение малое. (Проводит руками над травой, затем поднимает и подаёт Алёне кусок ткани). Вот тебе полотно… (Срывает с ели иглу). Вот – иголка! (Снимает с веток паутинку, «сматывает её в невидимый клубок). Вот – живые нити! Жениху своему неверному судьбу вышьешь! Тучи вышьешь, будет у него жизнь дождливая. Пожар вышьешь, дом его сгорит! А крест вышьешь – смерть за ним придёт! Только помни, Алёна! Прошлой жизни у тебя больше нет. Не ты к людям, а люди к тебе теперь пойдут. Тем и проживёшь! А теперь прощай! Раз в год зови меня, только чаще не тревожь! Покой я люблю…

 

Звучит гром, сверкает молния. На мгновение свет гаснет. Когда вновь зажигается, Власты уже нет. На сцене одна Алёна. Она слегка встревожена, но, вместе с тем, полна решимости. Алёна надевает платок, который оставила Верея, повязывает его низко, так, что становится похожей на старуху. Смотрит вдаль.

 

 

АЛЁНА (В голосе появилась твёрдость, уверенность). Что ж!.. Знать, так тому и быть! Нет больше прежней Алёны! Есть – Верея!

 

Звучит музыка. Занавес закрывается.

 

 

ДЕЙСТВИЕ 2.

 

Сцена представляет собой сельскую улицу. Вдалеке слышны песни. В селе – свадьба. На сцене появляется Невеста, подружки невесты. Звучит «Хоровод». Девушки танцуют и поют.

В конце песни из общего хоровода выходят Дарина, Настасья, Лада. Они подбегают к краю сцены, весёлые, впечатлённые свадьбой подруги. Лада держится чуть настороженно, мало говорит, как будто чувствует неловкость. Дарина и Настасья не обращают на это внимания, они слишком увлечены событием. Остальные девушки, в т.ч. и сама Невеста уходят за кулисы.

 

НАСТАСЬЯ. Видели, девы, какой наряд у Купавы? Парча – чисто золото! Только ради такого наряда можно замуж идти!

ДАРИНА. И ничего в ней нет золотого! Полотно простое, жемчуга не настоящие! Вот увидите, какой наряд будет у меня, на моей свадьбе! Батюшка давно уже ткани припас, ещё о прошлом годе привёз из поездки чужедальней! Вот это золото, так золото! Глянешь – аж глаза больно, так сверкает на солнце! А ещё серёжки привёз рубиновые, да перстенёк такого же камня!

НАСТАСЬЯ. Богатый у тебя отец, есть с чего дочку баловать. Да и в девках тебе долго не сидеть, Дарина! (Весело, с намёком). Сегодня снова просил мой братец, чтобы уговорила я тебя выйти вечером за калитку!

 

Девушки весело смеются.

 

ДАРИНА (озорно, с кокетством). Передай братцу, Настасья, что выйду! Только после дождичка в четверг! (Снова обе хохочут).

НАСТАСЬЯ. Говорила я ему, что не ровня он тебе.

ДАРИНА (кокетливо). А он что?

НАСТАСЬЯ. Люблю, говорит, Дарину! Пуще жизни!

ДАРИНА. Ну, а ты ему что?

НАСТАСЬЯ. А я говорю, глупый ты, братец! Дарина уж давно просватана, с детства другому назначена! Скоро, наверное, и свадьба состоится!

ДАРИНА. Ну, а он что?  

НАСТАСЬЯ (подыгрывает). Говорит, всё равно люблю больше жизни!

ДАРИНА (ей нравится этот разговор, спрашивает с удовольствием). Ну, а ты-то что?

НАСТАСЬЯ. А я говорю: далеко тебе до Елизара! Уж он-то жених завидный: и собой хорош, и умён, и богат! Хоть и молод, а дело купеческое хорошо знает! Дарина ему судьбой предназначена!

ДАРИНА (хвастливо). Да если бы даже наши родители не сговорились нас поженить, Елизар всё равно моим был бы! Чует сердечко: тоскует он обо мне! Каждый день теперь к отцу приходит, вроде бы, совета спросить, да я уж знаю: на меня посмотреть!

НАСТАСЬЯ. А с тобой хоть слово молвит?

ДАРИНА. Как увидит, так здоровается. А сам глаза опускает!

НАСТАСЬЯ. Уж точно, по сердцу ты ему! Оттого и робеет!

ДАРИНА (притворно вздыхает). Робей, не робей, а всё одно – сватать придётся!

НАСТАСЬЯ (Вздыхает с завистью). Повезло тебе!

ДАРИНА. Да уж не знаю! И Фатьян хорош… Если бы не уговор, его бы, наверное, в женихи выбрала!..  (Ладе). А ты что молчишь, Лада?

ЛАДА. Не знаю, что и говорить… Была подругой Купава, а теперь женой венчаной стала… Вот и невесело мне.

ДАРИНА. Так и ты когда-нибудь станешь! Вот погоди, выйду замуж за Елизара, надарю тебе платьев своих девичьих, сразу женихов прибавится!

ЛАДА. Зачем мне такой жених, который на платье моё смотреть будет?

ДАРИНА (дразнит). И то верно! Пусть на уши смотрит и на пальцы! Подарю я тебе колечко жемчужное, да серёжки с бирюзой! У меня всяких много! А, хочешь, в один день со мной под венцом стоять? Мы ведь с тобой почти сёстры, мать твоя мне кормилицей была, в одном доме мы с тобой выросли! Только я чуток помладше… А негоже младшей сестре вперёд старшей под венец идти! Так что, ищи себе жениха, Лада! (Смеётся).

ЛАДА. Кого же мне искать?

ДАРИНА. Да хоть Фатьяна, брата Настасьи! Так и быть, уступлю! Вот и породнимся втроём!

ЛАДА. Фатьян с тебя глаз не сводит, Дарина. Да и мне он не люб.

ДАРИНА (снова дразнит). А вот я батюшке скажу! Нарочно скажу, чтобы сосватал тебя за Фатьяна! Уж батюшка все мои капризы выполнит! А приданое я тебе подарю, у меня много всего, носить, не переносить!

НАСТАСЬЯ (показывает в сторону) – А вот и Фатьян! Идём, Даринка, не будем мешать!

ДАРИНА (смотрит заинтересованно в сторону, откуда должен появиться Фатьян, однако быстро притворяется равнодушной). Идём! (Ладе, с долей ревности). Ты уж, Лада, с ним поласковей! Может, ему и полюбишься!

 

Дарина и Настасья, хохоча, убегают. С другой стороны показывается Фатьян, на Ладу не смотрит, идёт следом за Дариной и Настасьей. Лада тревожно смотрит им вслед. С той же стороны сцены появляется Елизар. Видит Ладу, радостно идёт к ней.

 

 

ЕЛИЗАР. Вот ты где, Ладушка! А я тебя на берегу ищу!

ЛАДА (кидается к Елизару, смотрит на него с тревогой). Елизар! Свет мой ясный!

ЕЛИЗАР. Что ты смотришь на меня, будто в последний раз?!

ЛАДА. Боязно мне, Елизарушка!..  Дарина, дочка хозяйская, сватов от тебя ждёт!

ЕЛИЗАР. Чего же ты испугалась, Лада? Не она мне люба, а ты!

ЛАДА. Говорит, что ради неё ты на подворье отцовское ходишь, на её красу полюбоваться!

ЕЛИЗАР. Да ты же знаешь, Ладушка! Ради тебя я хожу, и другой красы мне не надобно!

ЛАДА. Ох, Елизарушка… Беда будет! Как прознает Любим Евсеич, что не его дочка тебе люба, а простой кормилицы, несдобровать нам!

ЕЛИЗАР. Ничего не обещал я ни Любиму Евсеичу, ни дочери его, чего же мне бояться?

ЛАДА. Ты-то не обещал! Да отец твой с ним уговорился! Про тот уговор все ведают!

ЕЛИЗАР. Тому уговору сто лет в обед, и отца моего больше нет на этом свете. А, коли был бы, так первым уговор бы разорвал, на нашу любовь глядючи! И матушке моей ты приглянулась!

ЛАДА. Так ждёт ведь Дарина! Только об этом и говорит! И Любим Евсеич ждёт! А меня грозятся за Фатьяна сосватать!

ЕЛИЗАР (хмурится). За Фатьяна?! Ну, уж этому никогда не бывать! Ступай домой, Лада! Скажи отцу-матери, чтобы завтра никуда не уходили! С утра сватов зашлю… А там и обручение справим! А сейчас пойду к Любиму Евсеичу. Повинюсь, всю правду расскажу! Неужто, не поймёт!  

ЛАДА. Страшно мне, Елизарушка!

ЕЛИЗАР. Страшна разлука! А, коли вместе будем, то и бояться нечего!

ЛАДА. Не жить мне в разлуке с тобой!

ЕЛИЗАР. И мне не жить без тебя!

 

Елизар обнимает Ладу, затем они расходятся в разные стороны. Затемнение. Звучит музыка. Когда зажигается свет, на сцене – девушки. Вновь танцуют короткий хоровод.

 

 

ДЕЙСТВИЕ 3.

 

 

Следующее утро. Деревенская околица. Вдалеке слышится музыка. На краю сцены появляются Мелания и Авдей. Мелания в нарядном сарафане приплясывает: видно, что довольна, смотрит горделиво. Авдей, напротив, удручён.

 

АВДЕЙ (одёргивает Меланию). Чему радуешься, глупая баба? Не простит нам Любим Евсеич, что дали мы своё родительское благословение! Не на нашей дочери должен жениться Елизар! А на Дарине! По всему выходит, что предали мы его!

МЕЛАНИЯ (огрызается). Молчи, дурень! Дочери Любима ещё не один такой жених встретится! А нам второй раз такого счастья не привалит! Елизар не беднее Любима, даром, что молод!

АВДЕЙ. Как в глаза посмотрим Любиму? Сколько лет мы при его дворе жили, служили ему верой и правдой!  Прогонит он нас, куда пойдём на старости лет?

МЕЛАНИЯ. Вот дурень! Елизар нам новый дом построит! Уж у него работать не придётся, будем на перинах спать, сладко есть! Что нам теперь Любим?!

 

 

На сцену с противоположной стороны выходят Дарина и Настасья. Дарина настроена решительно, Настасья выглядит испуганно, пытается остановить подругу. Мелания и Авдей непроизвольно отступают.

 

НАСТАСЬЯ. Вернёмся, Дарина! Люди увидят! Гордость девичью пожалей!

ДАРИНА. О чём говоришь ты, Настасья? Растоптал Елизар мою девичью гордость! Позор мне будет, если смолчу теперь, оставлю предательство без ответа!

НАСТАСЬЯ. Ну, что ты, Даринка! Ведь не давал он тебе слова, не обручался с тобой. Значит, и предательства нет!

ДАРИНА. Как же нет предательства, если отверг он меня, уговор наших отцов нарушил. Но не это главное! Показал Елизар всему белому свету, что бесприданница безродная лучше, чем я, дочь родителей честных! Не стерпеть мне такого унижения!

НАСТАСЬЯ (смотрит в сторону кулис, у которых остановились Мелания и Авдей). Вон они!.. Идут!

 

 

На сцену со стороны Мелании и Авдея выбегают дети, они оборачиваются, будто кого-то поджидают, затем радостно кричат.

 

ДЕТИ (наперебой). Обручённые идут! Обручённые идут! Тили-тили-тесто, жених и невеста!

 

На сцене появляются Лада и Елизар, они смотрят друг на друга, улыбаются. Следом идёт Василиса – мать Елизара, присоединяются Мелания и Авдей, родители Лады. Дарина не справляется с собой,  становится у них на пути, смотрит дерзко, свысока. Елизар и Лада вынужденно останавливаются.

 

ДАРИНА. Что глаза отводишь, Елизарушка? Или не узнал невесту свою наречённую, родительским благословением завещанную?

 

Настасья подбегает к подруге, снова пытается увести.

 

НАСТАСЬЯ. Не нужно, Дарина! Люди смотрят!

ДАРИНА. Пусть смотрят! Пусть будут свидетелями, как добрый молодец отцовские заветы попирает!

ЕЛИЗАР. Зачем ты здесь, Дарина? Вчера всё было сказано между мной и отцом твоим. И перед тобой я повинился. Не жених я тебе, и ты мне не суженая.

ДАРИНА. Сказано! Да не всё!

ЕЛИЗАР. Что ты хочешь?

ДАРИНА. Хочу я, Елизарушка, чтобы сказал ты при всём честном народе, чем я не хороша! Что глаза у меня не с поволокой!.. Что лицо моё не белое, не румяное!.. Что косы мои не длинные, да не шёлковые!.. Что нет у меня богатого приданого, такого, что не за каждой княжной дадут! Что же молчишь ты, Елизар? Повторяй! Да так, чтобы все услышали!

ЕЛИЗАР. Полно, Дарина. Зачем смешить людей!

ДАРИНА. А пусть люди посмеются! Пусть потешатся! Пусть другим расскажут, как глупый молодец променял невесту, красивую да богатую, на девку нищую, да безродную!

 

Василиса выступает вперёд. Она разгневана.

 

ВАСИЛИСА. Ну, вот что, Дарина! Лада теперь – невестка моя, с сыном моим обручённая! Не позволю говорить о ней речи грязные да неправедные!

ДАРИНА. Речи мои правдивые, Василиса Никитишна! Все знают, что Лада – простолюдинка, дочь моей кормилицы! (Говорит Ладе). Вот как ты ответила на добро, сестрица молочная! Вот как отплатила за кров, за хлеб, за наряды!

ЛАДА. Не хотела я обиды тебе наносить, Дарина! И не моя вина, что родители мои простого роду-племени. Хлеб я ваш даром не ела! По дому с малолетства работала, печи топила, горницы подметала, столы накрывала! И платья дорогие за тобой донашивала, новых-то мне никто не покупал! Да не за платья полюбил меня Елизар… И я его не за богатство полюбила! Знать, так Богу было угодно.

ЕЛИЗАР (успокаивает Ладу). Не слушай, Ладушка! И не бойся! Не дам я тебя в обиду! Никому не дам!

 

На сцене появляется Любим. Он тревожно наблюдает за происходящим, торопливо подходит к дочери. Ему навстречу выходит Василиса.

 

ВАСИЛИСА (Любиму). Уйми свою дочь, Любим! Обручение у нас сегодня, а не толковище!

ЛЮБИМ (строго, Дарине). Ступай домой, Дарина! Не позорь имя, ни своё, ни моё!

ДАРИНА. Имя моё и так опозорено! Неужели стерпишь, отец?! Не заступишься за дочь свою единственную?

ЛЮБИМ. Не родился ещё тот, кто смог бы имя твоё опорочить, Дарина! И не родится вовек! А, коли родится, не жить ему среди людей! Ступай, не бойся!

 

Дарина нехотя уходит, Настасья бежит за ней. Елизар тоже уводит Ладу в другую сторону.

 

ЛЮБИМ (Мелании). Вот как обошлась ты со мной, Мелания! Ты же дочь мою вскормила! Вместо матери была Дарине в младенчестве! А теперь счастья её лишить надумала? Позором покрыть?! (Авдею). Ну, а ты, Авдей, почто родительское благословение дал на дело неправедное? Ты первый знал об уговоре нашем с Тихоном! Выходит, и ты меня предал, конюх мой верный?

МЕЛАНИЯ (с долей превосходства). Прости нас, Любим Евсеич! Да только хватит нам с Авдеем в слугах ходить, спину на тебя гнуть! Чай, тоже в купцы сгодимся!

 

Авдей одёргивает Меланию, однако, сам молчит, низко опускает голову.

 

ЛЮБИМ. Не думал я, что змеиный выводок на своей груди пригрел! Думал, верные люди рядом!... Оказалось – оборотни! (Отчаянно машет рукой) Да с вас спрос невелик! Небольшого ума людишки! (Василисе). А вот ты, Василиса Никитишна! За что не по чести обошлась с семьёй нашей?! Уговор семейный нарушила!

ВАСИЛИСА (говорит смело, властно). Верно! Был уговор. Да только промеж тобой и Тихоном моим покойным. На другой день после нашей свадьбы напились вы медовухи, да сговорились, что детьми породнитесь, коли родятся. Или не так всё было?

ЛЮБИМ. Верно. Так и было. Да только уговор этот потом и на трезвую голову никто не расторгал. Всё село знало! Все ведали, что у дочери моей жених есть наречённый – сын твой, Елизар. Дарина его честно полюбила, ни о ком больше и не думала! Скольким сватам отказала! А теперь? Кто её замуж возьмёт, коли молва пошла, что она – невеста брошенная?

ВАСИЛИСА. Да у тебя, чай, денег много, Любим! Любого жениха прикупить сможешь!

ЛЮБИМ. За что новую обиду наносишь, Василиса? Не причинял я зла твоей семье, а ты на меня всегда волком смотрела!

ВАСИЛИСА. Не хотела я обижать тебя, Любим. Да сказать придётся. Не было моего согласия на то, чтобы породниться с тобой. Уж больно гордый ты, больно заносчивый! Тихон тот уговор заключил, меня не спросивши. Да не противилась бы я, коли б Елизар был согласен! Но не любит он дочь твою! Любовь – она уговорам неподвластна!

ЛЮБИМ. Любовь – дело молодое. Ветреное. А слово купеческое должно быть – как скала! Один раз сказано, потом с места не сдвинешь!

ВАСИЛИСА. Зачем ты, Любим, купеческим словом попрекаешь? Нешто, Тихон с тобой о товаре сговаривался? Да и нет его боле. Два года, как вдовею. Теперь сын мой, Елизар, в доме хозяин. Его и выбор!

ЛЮБИМ. Неверно ты поступаешь, Василиса! Мужа покойного не чтишь! Кого угодно в дом согласна взять, лишь бы не со мной породниться!

ВАСИЛИСА. А ты меня не совести, Любим! И мужа я чту, и себя во вдовстве соблюдаю! Только не со словом жить Елизару, отцом во хмелю сказанным! А с женой, любимой да желанной! А что до приданого, так мы сами не бедные!

ЛЮБИМ. Помни, Василиса! Вы с Елизаром не только память Тихона предали… Дочерью моей побрезговали!.. Вы род мой обидели смертно! Не могу я такую обиду без суда оставить! Идём к старцу Еремею! А, коли, сама не захочешь, пойду один! Ты наши законы знаешь – кто на суд не явился, тот более виноват!

ВАСИЛИСА. Что ж, можно и суд учинить! Наш род тоже не лыком шит! И я не из боязливых! Пусть Старец Еремей нас и рассудит!

ЛЮБИМ. Что ж… Быть тому!

 

Любим уходит, следом – Василиса, Мелания, Авдей. На сцену выходят Елизар и Лада. Смотрят вслед ушедшим. Лада встревожена.

 

ЛАДА. Боязно мне, Елизарушка! Высший суд вершит Еремей! Как решит, так и быть должно! А, ну, как разлучит он нас с тобой, обручение наше обманным назовёт?

ЕЛИЗАР. Не бывало в нашем роду-племени такого, чтобы под венец силой вели! Верю, что справедливо рассудит Еремей, по законам нашим вековым! Да и я в стороне не останусь! Пойду к Старцу, скажу ему, что одна ты живёшь в моём сердце, и другой там не бывать!

ЛАДА. И я пойду с тобой, Елизарушка!

 

Елизар и Лада уходят за кулисы.

Звучит музыка.

Дарина и Настасья неторопливо выходят на сцену. Дарина в печали. Настасья пытается её развеселить.

 

НАСТАСЬЯ. Отчего тоскуешь, Дарина? Защитил отец твою честь, заплатит теперь Елизар за вероломство своё! Идём лучше венки плести!

ДАРИНА. Что мне с того, Настасья? По-моему, всё одно, не выйдет! Не любит меня Елизар, да уж и не полюбит! Значит, его верх!

НАСТАСЬЯ. А братец мой, Фатьян? Он от тебя никогда не откажется!

ДАРИНА. Не могу я ни о ком думать, обида сердце душит!

НАСТАСЬЯ. Так что же теперь делать-то?

ДАРИНА. Сказывали люди, что на другом берегу реки, далече, колдунья живёт!

НАСТАСЬЯ. Слыхала я про ту колдунью! Сказывают, ей уже целый век! Да только тебе-то она на что?

ДАРИНА. Добыть бы у неё зелье приворотное… Уж, я бы нашла, как опоить им Елизара! Моим бы стал! По пятам бы за мной ходил! На других даже взгляда бы не бросил!

НАСТАСЬЯ. Боязно! Сказывают, далеко живёт колдунья!.. Вначале реку нужно переплыть, а там всё берегом, берегом… Потом всё – лесом, лесом! Да, сказывают, хозяйке леса откуп надобно дать, иначе закружит, с пути собьёт! Боязно!

ДАРИНА. Да видел ли кто ту хозяйку лесную? Может, врут люди?

НАСТАСЬЯ. Не врут! Есть она, только никому не показывается! А, коли не угодишь ей, так сразу поплатишься!

ДАРИНА. Да, неужто, какая-то лесовуха посмеет меня, дочь купца богатого, тронуть?

НАСТАСЬЯ. Да что ты удумала, Дарина?! Не ходи! Пропадёшь!

ДАРИНА. Пошутила я, Настасья. Да ты ступай… Я ещё тут посижу.

НАСТАСЬЯ. Прощай, Даринка! (Весело, с намёком). Пойду, скажу Фатьяну, что ты тут одна!

 

Настасья убегает. Дарина смотрит ей вслед, как будто что-то задумывает. Оглядывается по сторонам, затем решительно уходит в противоположную сторону. Музыка. Затемнение.

 

 

Дорогие друзья! Те, кого заинтересовал этот спектакль, могут написать мне на электронную почту по поводу условий приобретения:

ehvelina-p@yandex.ru

Стоимость сценария вместе с музыкальным оформлением 1000 руб.

 

С огромным уважением, Автор – Эвелина Пиженко.

© 2018 Эвелина Пиженко. Сайт сценариста.